Уровень адекватности российского социума до и после «Украины»

Уровень адекватности российского социума до и после «Украины». Алтайские социологи опросили студентов технического вуза – пользователей интернета, как они воспринимают информацию о событиях на Украине. 90% опрошенных положительно оценивают деятельность Путина. Большинство из них новости узнают из соцсетей, а из информационных сайтов – только 17%. Новостям из телевизора доверяют 5%.

До недавнего времени считалось, что интернет создаёт альтернативную новостную повестку – в противовес телевизионному агитпропу. Однако за последние 2-3 года Кремлю довольно успешно удалось навязать своё присутствие в рунете, и не только в созданных под его «колпаком» информационных сайтах (типа «Русской весны» или госСМИ типа RT или Vesti), но и в соцсетях. Освещение конфликта на Украине в значительной мере уже происходило в том информационном ключе, который был удобен власти.

Как «огосударствление» интернета сказалось на его пользователях? Исследователи из Бийского технологического института, доктор исторических наук Екатерина Дегальцева и кандидат психологических наук Екатерина Разгоняева решили проверить, как студенты технического вуза воспринимают и оценивают события, разворачивающиеся вокруг украинского кризиса. Исследование опубликовано в журнале «Власть», №12, 2014 год (стр. 53-55).

«Охват населения интернетом в России составляет 50%. Среди них более половины – молодые люди в возрасте от 18 до 24 лет, представляющие студенческую аудиторию. Это поколение воспринимает интернет как основной канал политической коммуникации. В опросе, проведённом в октябре 2014 года, приняли участие 93 человека в возрасте от 18 до 22 лет (54 юноши и 39 девушек).

Было выявлено, что 87% опрошенных следят за политическими новостями в Интернете каждый день или несколько раз в неделю. Треть опрошенных признались, что активизировали свой интерес к политике в связи с украинскими событиями, однако 26% всех опрошенных заявили, что информация из интернета не повлияла на их оценку и восприятие событий в Украине. Подавляющее большинство респондентов черпают политическую информацию в социальных сетях (vk, mail, facebook и др.), а значит, получают её по ходу своего основного – коммуникативного – интереса и не ищут её специально; лишь 17% смотрят политические новости в поисковых системах (чаще всего в yandex) и на специальных информационных новостных сайтах (ria.ru, itar-tass.com, gazeta.ru и др.).

Впрочем, не стоит забывать, что большинство россиян все еще верят в светлое будущее и даже ходят на бизнес-тренинги. К примеру, бизнес-тренинги по ссылке Vertexglobal крайне популярны по всей России.

http://vertexglobal.ru/partners2/

Более всего студентов привлекла информация о политических скандалах, конкретных политиках, событиях в Украине. На предложение описать последний наиболее значимый и запомнившийся сюжет из политических новостей в интернете откликнулись более 75% респондентов. Ими (по степени уменьшения интереса) были отмечены следующие события: присоединение Крыма («считаю присоединение Крыма великим действием за осознанные годы моей жизни»), сбитый малазийский Боинг, санкции (против России и России против США), теракт в Одессе («сжигали людей, бомбили Дом cоветов»), рост цен на газ в Европе, встречи нашего президента с представителями других стран, гуманитарная помощь Украине, гражданская война на Украине (бомбардировка Донбасса, «расстрелы мирных жителей», «показ погибших», «находка массовых захоронений в Восточной Украине»), вступление Украины в ЕС.

Более 90% опрошенных положительно оценивают деятельность президента России и вообще российских государственных органов в украинских событиях («считаю его великим стратегом», «успешные и своевременные действия»). Возбуждённое политическое сознание привело и к единогласной положительной оценке присоединения Крыма к России. Лишь одна студентка заявила, что «принципиально не читает политических новостей, т.к. идёт информационная война, которая влияет на адекватность и правдивость новостей». Примечательно, что только 5% опрошенных верят в объективное освещение украинских событий на ТВ, больше доверяя интернету (полное или частичное доверие информации в сети демонстрируют более 90%).

На открытый вопрос о санкциях против России, которые более всего запомнились в политических новостях, были получены следующие ответы: финансовые ограничения в банковской сфере, визовые ограничения, запрет на въезд российских политиков в ЕС, запрет на ввоз продовольствия из Европы в Россию, «газ отрезали», Латвия прекратила вещание телеканала «Россия», запрет на поставку оборудования для добычи нефти и газа, разрыв военных контрактов. Эмоционально окрашенными оказались ответы на вопрос о причине санкций против России: «злятся за Крым», «боятся разрастания мощи», «зависть, страх развития РФ», «Америка с ума сходит», желание подрыва экономики России, давление без всяких причин, «Россия не даёт установить свои порядки западным странам», «желание США сделать Россию своим сырьевым придатком», желание изоляции России, нежелание решения Россией украинских проблем; отведение России ведущей роли в развязывании украинского конфликта.

Около 75% респондентов считают, что в данном конфликте основные боевые действия ведутся между Россией и США, 15% отметили, что возобновилась «холодная война» («если Россия введёт войска на Украину, то начнётся война между США и Россией»), 16% называли события гражданской войной между Украиной и сепаратистами.

Таким образом, полученные результаты показывают влияние на студентов официальной пропаганды во всех видах СМИ, включая интернет. Однако она не создала никаких моделей и образов будущего в поле политической коммуникации. Прогноз по поводу развития украинских событий блеклый и неутешительный – около 70% студентов считают, что они перейдут в вялотекущую фазу, так и не разрешившись. Полученные результаты свидетельствуют, что студенты технического вуза являются активными пользователями интернета, в которой черпают самую разную информацию. Политический дискурс не является ведущим, однако события в Украине несколько повысили интерес к политическим новостям в интернете, который сегодня выступает главным фактором политической социализации.

Восприятие студентами украинских событий представляет собой срез общей виртуальной культуры; в ответах мы видим скорее эмоциональный тон высказываний, чем аналитический или фактологический. Однако нет и оскорбительных эпитетов, столь свойственных сегодня всем массмедиа. Молодёжная аудитория наглядно показала, что всё общество сейчас как бы находится в состоянии игры, в которой отдельному (даже критически мыслящему) человеку уже трудно определить, какое событие реально, а какое искусственно сконструировано, что важно на самом деле, а что есть лишь отвлекающий маневр. Все они могут меняться местами в политическом сознании, как и патриотическое оживление и воодушевление могут быстро смениться апатией вообще.

Мы видим, что Интернет привёл к принципиально новому состоянию политической культуры, когда человек уже не в состоянии строить свое мировосприятие последовательно. Ему приходится сразу учитывать все разновекторные противоречивые, нередко неправдоподобные факторы, что усложняет процесс восприятия политической информации, заставляя индивида полагаться на свою интуицию и сформированные личностные качества. На примере украинского конфликта очевидно, что именно интернет как важнейший (а для большинства молодёжи – и единственный) канал политической коммуникации даёт возможность более массового и целенаправленного влияния на аудиторию. Он может постоянно насыщать человека любой информацией, перекрыв все остальные каналы коммуникации. Впервые в политическом процессе появилась возможность добиться полного подчинения воли человека одному средству связи».

 

На адекватное восприятие информации способны только 17% молодых россиян

Управление российским обществом вновь доверено официозной пропаганде. Для того, чтобы понять, на кого рассчитаны самые низкопробные агитки, выходящие сегодня на госТВ, посмотрим на данные социологов. Так, адекватное восприятие информации свойственно только 17% молодёжи, остальные не способны отличить правду от вымысла и добро от зла.

В последние месяцы на помощь силовым методам управления обществом власть всё активнее привлекает телепропаганду. Телевидение до сих пор остаётся основным источником информации для 60-70% россиян, и именно на них рассчитаны такие образцы идеологических поделок, как «Вести с Дмитрием Киселёвым», «расследования» Аркадия Мамонтова или последняя былина Константина Сёмина «Биохимия предательства».

Все эти пропагандистские передачи до глубины души возмутили образованную часть общества, увидевшую в ней самые грубые образцы пропаганды, не согласующиеся с реальностью. Возникает закономерный вопрос – а для кого сделаны эти телевизионные агитки и могут ли они донести до каких-то людей определённое послание? И сколько в нашем обществе таких людей, не способных отличать правду от вымысла, умеющих анализировать и сопоставлять факты?

Социолог Тамара Адамьянц в 2011-2013 годах руководила исследовательским проектом РФФИ «Качественные индикаторы процессов самоорганизации и самоопределения в социуме». В этом исследовании учёные попытались количественно и качественно определить, каково влияние современной социокультурной среды на физическое и духовное здоровье общества. Небольшую часть результатов данной работы Адамьянц представила в «Сборнике материалов Всероссийской научно-практической конференции», прошедшей в Москве, 19-20 сентября 2013 года. (Издательство РОС, 2013, страницы 2-9).

Социологи попытались вычислить уровень развития коммуникативных навыков (КН) у российских подростков и студентов. Под КН учёные понимают «интегральную характеристику особенностей ориентирования в коммуникационных процессах, степень понимания интенциональности (смысловых доминант) воспринятых произведений».

Процедура состоит из нескольких этапов: во-первых, в анализируемом произведении выделяется латентная многоуровневая структура, ориентированная на авторскую интенциональность; во-вторых, на основе анализа содержащихся в анкете интерпретаций выстраивается структура восприятия этого же произведения респондентом; сопоставление данных первого и второго этапов позволяет сделать вывод об уровне развития коммуникативных навыков. Традиционно выделяются следующие группы: высокий уровень коммуникативных навыков (адекватное восприятие информации); средний уровень (частично адекватное восприятие); низкий уровень (неадекватное восприятие).

Для того, чтобы выявить значимые для аудитории произведения и иметь возможность дифференцировать опрошенный массив по уровню развития коммуникативных навыков, анкеты содержали просьбу назвать любимую в раннем детстве сказку и произведение, повлиявшее, по мнению респондента, на его мировидение, а затем проинтерпретировать эти произведения, отвечая на предложенные вопросы.

Так, в ответах на вопросы анкеты представителей группы с высоким уровнем развития коммуникативных навыков обнаруживалось не только адекватное понимание интенциональности (смысловых доминант) произведений, которые они называли, но и личностное отношение к ней (согласие или, напротив, несогласие).

В интерпретациях группы со средним уровнем развития коммуникативных навыков наблюдалось не очень глубокое понимание авторской интенциональности, «сдвиг» вектора интерпретирования в банальную мотивационно-целевую направленность, для чего использовались общие фразы или пафосные штампы, подмена анализа поверхностным пересказом содержания: «о счастье»; «о любви; «о событиях войны»; «добро побеждает зло» и т.д.

Интерпретации группы с низким уровнем развития коммуникативных навыков обнаруживают не только полное непонимание авторской интенциональности, но и нежелание её понять; на первый план выходит намерение либо вообще не затрудняться и уйти от ответов либо – «показать себя», найти повод для эмоциональной разрядки по поводу личных проблем или жизненных стратегий. Для восприятия представителей этой группы типичны коммуникативные сбои: «выхватывание» из контекста отдельных фактов и введение их в собственные домыслы и фантазии.

Приведем примеры разных вариантов интерпретирования одного и того же произведения – мультфильма «Ну, погоди!». При адекватном восприятии зрителю оказывается понятна основная его смысловая доминанта – высмеять агрессивность, показав, что она несостоятельна в жизни; частично адекватное восприятие связано с пересказом содержания или сентенциями о победе добра над злом; при неадекватном восприятии интерпретации оказываются никак не связанными с авторской интенциональностью («Волк Зайцу не товарищ»; «это пародия на советское общество»; «не помню»; «прикольный мультик» и т.д.).

Неудивительно, в связи с вышесказанным, что при относительно равных возможностях приобщения к социокультурным ценностям даже в социально гомогенных группах «набор» значимых произведений оказывается разным в разных социоментальных группах. Приведём в качестве примера лидирующие наименования любимых в детстве сказок, произведений, повлиявших на мировидение или просто понравившихся, среди подростков 12-17 лет (данные опроса 2011 года).

В группе с высоким уровнем коммуникативных навыков в качестве любимой в раннем детстве сказки лидировали «Винни-Пух и все-все-все» и «Золотой ключик, или приключения Буратино»; среди понравившихся произведений – книга и фильм «Чучело»; в числе произведений, повлиявших на мировидение – «Собор Парижской Богоматери» В. Гюго и «Преступление и наказание» Ф. Достоевского.

В группе со средним уровнем коммуникативных навыков в качестве любимой в раннем детстве сказки лидировали мультфильмы «Ну, погоди!» и «Том и Джерри»; среди понравившихся произведений – компьютерные игры и фильм «Закрытая школа»; в числе произведений, повлиявших на мировидение – телепрограмма «Дом-2» (среди девочек) и компьютерные игры (среди мальчиков).

В группе с низким уровнем коммуникативных навыков в качестве любимой в раннем детстве сказки лидировали мультфильмы «Ну, погоди!» и «Каникулы в Простоквашино»; среди понравившихся произведений – компьютерные игры (среди мальчиков); в числе произведений, повлиявших на мировидение – компьютерные игры и, особо игра «Counter Strike» (среди мальчиков) и фильм «Сумерки».

 

Учащийся техникума 16 лет, интерпретируя компьютерную игру «Counter Strike», которую назвал произведением, повлиявшим на его мировидение, сообщил, «…что в этой игре идёт борьба с избеками, чеченчами и т.д.» (орфография соблюдена). Ещё для одного учащегося техникума незабываемым произведением стал фильм «Бригада». На просьбу рассказать о самом главном, что хотели передать, выразить создатели этого фильма, он ответил так: «как надо выживать в России».

Закономерен вопрос о параметрах социоментальных групп. Приведем данные об особенностях восприятия художественных произведений подростками (опрос проходил в 2011 году):

— высокий уровень коммуникативных навыков (адекватное восприятие) – 17%;

средний уровень коммуникативных навыков (частично адекватное восприятие) –39 %;

— низкий уровень коммуникативных навыков (неадекватное восприятие) – 44%.

Не намного утешительнее результаты аналогичного изучения студентов (опрос проходил в 2012 году):

— высокий уровень коммуникативных навыков (адекватное восприятие) – 17%;

— средний уровень коммуникативных навыков (частично адекватное восприятие) – 45 %;

— низкий уровень коммуникативных навыков (неадекватное восприятие) – 37%.

То есть в обоих группах молодёжи, отличающихся по возрасту (12-17 лет и 17-21 год) число адекватно воспринимающих информацию, способных её анализировать оказалось всего 17%. С остальными 83% пропаганда может спокойно работать, вдалбливая им какие угодно установки. Особенно легко это делать в низкой коммуникативной группе, составляющей около 40% молодёжи.

Также результаты этого исследования косвенно показали, что для пропаганды не важна среда, в которой она распространяется – будь то телевидение, печатные СМИ или интернет.

Кстати, цифра в 17% респондентов, способных ориентироваться в реальности, интересным образом примерно совпадает с числом «русских европейцев», определяемых как 17-22% российского общества.

 

Чего желает молодёжный прекариат России

 

В западном обществоведении все чаще выделяют такую социальную группу, как прекариат – обездоленную группу, не связанную обязательствами ни с государством, ни с обществом. В России прекариата – десятки миллионов, и его в будущем станет массово пополнять молодёжь. Социологи фиксируют: эту группу молодёжи отличает высокий уровень апатии и низкий уровень знаний.

Дуглас Коупленд в своей книге «Поколение Х» очень ярко описал подобную страту, назвав её «космической беднотой», путешествующей по континентам и странам в поисках новых впечатлений и перебивающейся случайными заработками. Некоторые аналитики считают, что это в определённой степени «бунт» против образа жизни и ценностей среднего класса, который в развитых странах составляет не менее половины населения.

Сегодня проблема прекариата обсуждается не только в связи с ростом протестного движения в обществе (ведь именно прекариат составляет его основу), но и в связи с проблемой размывания «среднего класса». Так, по данным немецкого исследователя, профессора Йенского университета Клауса Дёрре, «каждый третий работающий по найму в Германии находится в состоянии подвешенного или текучего прекариата». Причины подобного состояния кроются в восприятии социального неравенства. Большинство опрошенных в Германии (61%) считают, что больше нет середины, а есть только высшие слои и низшие.

Мы уже писали, что и в США происходит уменьшение доли среднего класса.

Развивая тему прекариата, британский исследователь Гай Стендинг (именно он наиболее глубоко исследует прекариат) делает выводы о том, что именно постиндустриальное общество привело к формированию данной многочисленной группы. Следуя марксистской терминологии, он говорит, что прекариат ещё не является классом-в-себе, а есть класс-в-становлении.

Стендинг выделяет пять групп в современном западном обществе на основании трудовой принадлежности:

1. Элита («мизер абсурдно богатых, красующихся на страницах Forbes, влияющих на правительства во всём мире и занимающихся благотворительностью»).

2. Салариат (высший средний слой, имеющий стабильную полную занятость, надеющийся пополнить ряды элиты. В салариат входят работники крупных корпораций, государственных учреждений, государственной службы).

3. Профессионалы (работники, занятые на основе контракта, возможно с несколькими корпорациями, могут переходить с одного места работы на другое, демонстрируя «текучесть» постмодерного общества, имеют стабильное положение благодаря своим знаниям и умениям).

4. Сердцевина («старый» рабочий класс).

5. Прекариат (социально неустроенные, не имеющие полной гарантированной занятости).

В России вопрос о зарождающемся прекариате возник совсем недавно. В апреле 2013 года на XIV Международной научной конференции «Модернизация экономики и общества» вице-премьер РФ Ольга Голодец заявила, что 38 млн трудоспособных россиян «непонятно где заняты, чем заняты, как заняты». Это сразу же подтолкнуло российских учёных «провести ревизию» российского общества, особенно трудоспособной его части на предмет какой-либо занятости. Некоторые эксперты считают, что около 30% трудоспособных россиян находятся в условиях «неустойчивой занятости», то есть их трудовые отношения не оформлены и они находятся в теневом или, как выразилась Ольга Голодец, «нелегитимизированном» секторе рынка труда.

В России дело осложняется тем, что, в отличие от Запада, государство почти полностью самоустранилось от решения социальных проблем. Прекариат у нас не столько следствие постиндустриального мира, сколько «брошенности» государством, которое, в частности, слабо регулирует трудовые отношения. Ещё одна причина массового появления такой страты в России – «одичание» населения, отсутствия у него базовых знаний, без которых немыслим постиндустриальный мир – знания иностранных языков, углублённого изучения какой-либо профессии, отсутствие навыка выстраивания горизонтальных отношений.

Особенно поражён «одичанием» мир российской молодёжи: большинство её уже не мыслит себя в индустриальном и сельскохозяйственном мире, но ему не хватает и знаний и стремления вписаться в мир постиндустриальный.

Социолог Темыр Хагуров в своей работе «Девиации, социальный контроль и риски взросления в современной России» («Вестник Института социологии. 2013, №7) в частности описывает досуг в различных группах современной молодёжи в Краснодарском крае (этот регион отличает «срединное положение» в России по многим социологическом параметрам). Распределение ответов ниже в таблице:

(Сумма цифр в колонках превышает 100%, т.к. можно было отметить любое число ответов.**Подростки, состоящие на учёте в комиссиях по делам несовершеннолетних (КДН) и защите их прав Краснодарского края, опрошенные в 2007 году. ***Сотрудники отделов по делам несовершеннолетних. ****Подростки из мест лишения свободы (МЛС) – воспитанники Белореченской колонии для несовершеннолетних. *****Подростки, состоящие на учёте в комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав Краснодарского края, опрошенные в 2011 году)

В целом из ответов школьников видно, что не более 20-25% из них систематически используют свободное время для саморазвития (чтения книг, занятия спортом, музыкой). Для большинства же представителей учащейся молодёжи приоритетным является досуговое времяпрепровождение.

Положение в российском обществе осложняется не слишком благополучным семейным положением. Так, до половины семей сегодня – неполные, и именно из них в основном выходят т.н. «трудные подростки». Согласно исследованию Хагурова, 51,4% «трудных подростков» – выходцы из неполных семей.

Практически половина опрошенных (44,4%) не смогли назвать любимую книгу или героя; другими словами, почти половина молодёжи просто не читают. Относительно многие (21%) указывали в своих ответах персонажей русской классики – спасибо школьной программе. Ещё 11% назвали сказочных, детских персонажей – это эпатаж, стремление скрыть тот факт, что большинство из них не читают. Таким образом, школа приобщает к литературе (в рамках программы) примерно пятую часть учеников.

Самостоятельно читают около 13% – те, кто указал современную отечественную и западную литературу. Жанры – преимущественно детективы и фантастика.

Лидерами рейтинга персонажей стали: Евгений Онегин, Татьяна («Евгений Онегин»), Воланд («Мастер и Маргарита»); Даша Васильева из детективов Д. Донцовой, Антон Городецкий («Ночной дозор»); Колобок, Винни-Пух; Гарри Поттер.

Похожая проблема разбирается ещё в одной социологической работе – Натальи Зарубиной «Между этикой убеждения и этикой ответственности: трансформации нравственной позиции российской молодёжи». Она разбирает, откуда появляется инфантилизация среди российской молодёжи – она (инфантильность) в итоге препятствует их утверждению в обществе.

«Институты социализации, такие, как школа, вуз и др. способствуют отрыву молодого поколения от семьи, но при этом оставляют большое пространство досуга, свободного времени, не отягощённого самостоятельной хозяйственной и общественной деятельностью, а зачастую и необходимостью заботиться о самообеспечении. Парадокс состоит в том, что именно функциональная специализация и развитие институтов образования и воспитания приводит к обособлению молодых людей в субкультурных нишах, препятствующих их активному вовлечению во «взрослую» жизнь, способствует инфантилизации молодёжи, нежелания взрослеть, то есть принимать на себя всю полноту ответственности за собственные действия, планировать и прогнозировать их результаты.

Социолог Н.Зоркая считает, что рост инфантильности современной российской молодёжи обусловливает и возникшее в годы реформ отчуждение от повседневных проблем старших поколений, в том числе и в семье. Молодые люди самоустраняются от решения проблем быта, материального обеспечения, создания условий семейного комфорта и порядка, продолжая в то же время находиться под опекой родителей.

Трудовая деятельность, которую многие молодые люди сегодня начинают раньше, чем их родители, совмещая учёбу с работой, как это ни парадоксально, мало способствует росту их ответственности. Зачастую она нацелена, главным образом, на обретение независимости от семейного бюджета, а заработки представляют собой, по существу, «карманные деньги», предназначенные для собственного потребления и развлечений, а не вклад в «общую семейную кассу», – пишет исследователь.

Значительная часть современной молодёжи полагает, что для того, чтобы чего-то добиться в обществе, достаточно не трудовых усилий, знаний и этических установок, а – подмять правила игры под себя.

Социологические опросы, проведённые учёными Института социологии РАН, показывают, что российская молодёжь считает, что «иногда приходится переступать через моральные принципы и нормы для того чтобы добиться успеха в жизни, поскольку современный мир жесток» (59% в возрасте 18-25 лет и 52% – 26-35 лет). При этом для старшего поколения, воспитанного в советский период, типично (63%) противоположное суждение: «лучше не добиться успеха в жизни, но не переступить через свои моральные нормы и принципы.

Самой приемлемой из аморальных практик для современных россиян, в том числе и молодых, является практика сознательного обмана кого-то для достижения своих целей. При этом в среде молодых россиян её противниками являются лишь чуть более трети (38-39% среди молодёжи и 56% среди представителей старшего поколения), а прибегали к ней – 41-45% молодёжи (27% россиян старше 35 лет).

Показательно, что для современной России при провозглашённом властью курсе на инновационное развитие серьёзной проблемой является нежелание молодёжи заниматься научными исследованиями. К примеру, численность аспирантов во всех отраслях науки в период с 1995-го года к концу нулевых увеличилась с 62.317 человек до 146.111 человек. При этом данный процесс сопровождается сокращением числа исследователей -за этот же период их число сократилось с 518,7 тысяч до 389 тысяч человек.

Это свидетельствует не только о непопулярности профессии учёного и отсутствии интереса к науке (в США, к примеру, эти профессии – в числе самых популярных), но также об использовании учёной степени в качестве символического капитала в сферах профессиональной деятельности, не связанных с наукой.

«Обучение в аспирантуре, особенно очной, существенно продлевает период «ученичества» в жизни молодого человека, позволяет отсрочить самостоятельную творческую деятельность, требующую серьёзной ответственности за её результаты. Продление сроков получения образования, ставшее тенденцией во многих странах, в том числе и в России, ведёт и к продлению периода, обусловленного «структурированной без-ответственностью». Преобладание инструментальных мотиваций и формального подхода в сфере образования приводит к утрате молодым поколением ответственного отношения к интеллектуальному труду и духовной работе», – заключает социолог Зарубина.

Не только Россия, но и весь мир сегодня сталкивается с нарастанием числа «лишних людей» (в т.ч. прекариата). В определённой мере с этой проблемой помогает справиться мощная социальная программа государства (в т.ч. вэлфер), а также научно-техническая деятельность (удешевляющая досуг и потребление). Особенно остро эта проблема встанет с почти полной заменой человека машинами уже не только в индустрии, но и в офисном мире. Это, в том числе, приведёт и к разрушению потребительской экономики – нынешней основы Первого мира – так как большинство людей не будет обладать достаточными средствами для потребления в нынешних объёмах. Ответом на это будет изменение формации – либо наступление Нового Средневековья, либо социализм с большой долей уравниловки.

 

Игорь Белкин для CE News (Carsecology.ru)

Ваш отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *