Сестра Водяновой, «ненужные» Мистрали и «опасные западные презервативы»

Пару дней назад в Нижнем Новгороде произошла неприятность. Девушка Оксана с диагнозами ДЦП и аутизм гуляла по парку с няней, присела отдохнуть в шашлычной, а ее хозяева и охрана решили, что странная посетительница распугает гостей (в летнем кафе сидел один человек и наплыва голодных людей не предвиделось).

Телевизор рассказывает эту историю круглосуточно потому, что девушка Оксана – сестра знаменитой манекенщицы Натальи Водяновой.

Смакуются подробности. Вот мама приехала в кафе, и ей хамит охранник, уверенный, что поделом послал неприятную мамашу в ОВД и обещает ее послать туда еще, и еще. Молодой парень, спортивный, в лихом берете. Еще в кадре – хозяин шашлычный, который с характерным акцентом заявляет, что она, в смысле нездоровая девушка, билась башкой об стены. Еще есть на экране какой-то возмущенный человек, похожий на повара, которому вообще не понятно, чего к нему пристают.

На другой стороне: праведный гнев матери и нянечки, политкорректные объяснения госпожи Водяновой. Водянова говорит правильные вещи: мол, не важно, что это с моей сестрой произошло, важен прецедент, надо судиться. Водянова знает, что до прецедента была масса инцидентов, о которых никто слыхом не слыхивал и которые никого не волнуют.

Примерно о том же высказалась Эвелина Бледанс, у нее – сын с синдромом Дауна.

Она заметила: «К сожалению, наказывать за нарушения прав девочки с аутизмом или мальчика с синдромом Дауна никто не будет. Никому это не нужно. Это сейчас все обсуждается, потому что произошло в семье Наташи. Слава богу».

Водянова во всей этой дурацкой истории – на первом месте. Ее сестра – на втором. Что видно самому подслеповатому глазу. Происходит это не только потому, что тронули «знаменитость», но еще и потому, что, с точки зрения обывателя, вообще ничего не произошло. Ну, попросили уйти из шашлычной – и что? Примерно так же, надо полагать, сейчас рассуждают владелец кафе, его охранники и другие работники: а чо мы сделали-то? Одно огорчает: оказалось, что эта «уродка» и Водянова родственницы, кто ж знал, «попали».

Вот, собственно, по такой схеме и работает обывательское сознание в зарегулированной законодательными репрессиями России. Для одних – закон, что дышло. Для других – «попали». А пока не «попали» или не повернулось, живем как бог на душу положит, резюмирует русский и другие народы, беспечно населяющие РФ.

А теперь о Мистралях…

«Мистрали» и презервативы России не нужны

Два известия потрясли отечественное общественное мнение в последние дни: государство не хочет больше покупать вражеские презервативы и смирилось с потерей двух вертолетоносцев «Мистраль».

Как выяснилось, ни «Мистрали», ни презервативы российскому государству вообще не пригодились бы.
История первая. Господа президенты Путин и Оланд вдруг, после длительных препирательств разнообразных сановных лиц двух стран (почти год), мирно поговорили по телефону и условились: русские получают деньги и установленное ими же оборудование, французы распоряжаются кораблями. О размерах компенсации по не выполненному контракту – почти тишина. Прошуршала лишь информация из достоверных источников, что вице-премьер, ответственный за космос и оборонку, Дмитрий Рогозин выторговал 1,6 млрд евро. За корабли французы, вроде как, получили ранее 1,2 млрд. Разница впечатляет.

Уточненная информация, появившаяся чуть позже – французское министерство обороны заявило, что Россия получила ровно то, что заплатила, то есть около 1,2 млрд. Впечатляет еще больше. Особенно после того, как 99,99% отечественной прессы упорно транслировали гражданам примерно такую позицию оскорбленного руководства: да нам, мол, дескать, эти никчемные суденышки вообще не за чем, а вот французишек за такие штуки мы нагнем так, что ихняя экономика крякнет похлеще, чем от контрсанкций против фермеров, вспоминают бойцы информационных войн. И вот теперь «нагнутые» французы забирают себе никому не нужные «Мистрали», и все довольны. Разговоры президентов, конечно, дорогого стоят, отмечают любители подслушивать.

История вторая. А вот, тут еще и санкционные презервативы подвернулись очень кстати. Которые государство тоже покупало непонятно зачем, поскольку они вообще ни на что не влияют. В том же списке ни на что не влияющих покупок было еще несколько десятков позиций: бинты, тампоны, томографы, костыли и прочее, и прочее. Ведь все это Россия способна производить сама или покупать у Белоруссии, Казахстана и Армении (они под санкции не попадают). И вот любители логики вопрошают: а зачем же покупали, если это вообще ни на что не влияет.

Вот как цитирует позицию Минпромторга «Газета.ru»: «Государственными заказчиками закупаются как презервативы для УЗИ, так и презервативы для профилактики СПИДа. И тот и другой вид изделий закупается бюджетными учреждениями здравоохранения в объемах, значимых для развития отечественных производителей. Вместе с тем доля розничных продаж презервативов для профилактики СПИДа, на которые действие нормативно-правового акта не распространяется, превышает 98% от общего объема рынка».

Вот и остается в сухом остатке риторическое недоумение: «Мистрали», презервативы… что еще ненужного регулярно покупает российское государство на бюджетные средства, которые как бы формируются из налогов? Русские люди в этой ситуации припоминают расхожее выражение, актуальное в кризисные времена: «Чтобы продать что-нибудь ненужное, надо купить что-нибудь ненужное». Но и тут загвоздка: ни «Мистрали», ни презервативы, приобретенные на враждебном Западе, мы продавать не собираемся.

Ваш отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *