Воровская война: «турки» против «греков» или назад в девяностые после убийства Ровшана Ленкоранского

Криминогенная ситуация в России сравнима разве что с украинским кризисом. Из ряда вон выходящие случаи сплошь и рядом. После убийства Ровшана криминальное сообщество — на пороге полномасштабного конфликта…

В хрупком равновесии уголовного сообщества «законников», нарушенном после ареста Захария Калашова, наметился крен в сторону последовательных разборок между ворами. Сведущие аналитики намекают, что ликвидация Усояна (а именно его следствием является месть — убийство Ровшана, его предполагаемого «заказчика») — дело рук «специально обученных людей», вряд ли имеющих отношение к воровскому миру.

Как сообщает «Прайм крайм», в минувшую субботу по Военно-Грузинской дороге в принудительном порядке убыл на родину 27-летний бывший вор «в законе» Лаша Баратели, более известный в криминальных кругах как Чиа. Сведений о его поимке по ту сторону границы пока не поступало, что, впрочем, еще не повод для обвинений грузинского правительства в коррупции равно как и утраченный статус не означает разрыва Чии с воровским миром.

Если Лаше все-таки удастся пройти незамеченным мимо грузинских полицейских кордонов, его, наиболее вероятным, конечным пунктом назначения станет Турция, где все еще живут его «крестные». Правда, рассчитывать на возвращение себе титула вряд ли сразу стоит. Раз уж не преуспел в этом при жизни и всем влиянии Ровшана, то теперь, и подавно, у «турецких» воров есть дела поважнее напрасного труда.

Самое злободневное на сегодня – сохранить позиции в Малой Азии, которые целиком держались на покойном. Теперь, похоже, эти заботы возлягут на худые плечи Мераба. После изгнания из Европы, где «законников» начали преследовать повсеместно, (примером тому недавнее задержание в Германии Варлама Кухианидзе) последним оплотом идеи служат Турция и Греция. Обосновавшихся там воров разделяют не только проливы, но и непримиримая вражда. В ближайшее время этот регион станет главным театром военных действий. Во всяком случае, именно здесь, на разных берегах, находятся два оставшихся на свободе вора, способных побороться за единоличное первенство: Мераб Джангвеладзе и Лаша Шушанашвили. Как справедливо заметил Юрий Вершов, убийство Ровшана — на руку последнему.

Что до мотивов, то, по большому счету, не так уж и важно, за что убили Ровшана: за Хасана или за петрушку. Ровшану самому было не привыкать отнимать чужие жизни, поэтому его итог закономерен.

Главное, что во многих отношениях Ровшан для воровского был неудобной фигурой. Неудобной, но чертовски привлекательной. На это «неудобство» не раз заочно указывали его недруги. Но тот же Паата Твалчрелидзе, даже после личной встречи с Ровшаном, остался при своем, не самом лучшем, мнении о нем. Впрочем, «друзья» Ровшана предпочитали таких «мелочей» не замечать. Наверное, после его гибели глубокоуважаемые товарищи: Тамаз, Гиви, Темур и Мераб, не говоря уже об остальной турецкой «пехоте», выдохнули с облегчением и перестали отводить глаза от собственного отражения в зеркале.

Дело в том, и это факт широко известный, что Ровшан не хотел стать с детства вором, как подавляющее большинство тех, кто этого хочет. Вплоть до своего совершеннолетия Ровшан о воровском, наверное, и понятия не имел. В отличие от того же Джемо, папа и старший брат Ровшана были не ворами, а милиционерами. Поэтому, если Ровшан и имел какое-то представление о воровском, то сугубо идеологически предвзятое. Именно поэтому, попав в тюрьму, (кстати, за убийство преступника), Ровшан, вместо того, чтобы «ломать» режим и, как Гамлет, все «отрицать», стал раздавать пищу. А что ему с его родословной еще оставалось? Секрет того, как после всего этого можно «зажужжать», навсегда унес с собой в могилу «крестный отец» Ровшана Сеймур. И дело тут даже не в «козлятне» или душевном нездоровье, а в том, что вор и убийца, как своеобразно выразился Кусо (батумский, а не армавирский) — понятия несовместимые. Фактически, выбору преступного пути Ровшан обязан случайным, но небезучастным прохожим, нанесшим ему в 2000 году черепно-мозговую травму.

После этого, как ни парадоксально, дела у Ровшана быстро пошли в гору. К середине «нулевых» Аллах уже ниспослал Ровшану солидный капитал, за счет которого он до последних своих дней содержал добрую треть всех воров. Резкое обогащение Ровшана совпало по времени с убийствами главных азербайджанских воров: Икмета и Чингиза. Хотя роль Ровшана в этих событиях до конца не установлена, по факту, именно он стал главным бенефициаром их гибели. Слава же и могущество пришли к Ровшану на волне пресловутого конфликта, когда он нашел в себе силы пойти против Хасана.

Впрочем, в «антидедовской» коалиции Ровшан был заметным, но отнюдь не первым лицом. В отличие, например, от Таро, у него не было ни финансовых затруднений, ни властных амбиций, ни принципиальных разногласий в личной полемике с Дедом. Скорее, кураж, естественное желание испытать свои силы и посмотреть, как далеко суждено ему в этом зайти. И надо признать, что Ровшану часто удавалось невозможное. Например, коронация в Дубае двух своих телохранителей. Ладно бы если б Руфат и Хаджи, на самом деле, «исполнили» Хасана, тогда по факту их титул можно было хоть чем-то оправдать. Но ворами они стали при жизни Хасана. Да и сноровки, необходимой для того выстрела, (которую вырабатывали, например, в чирчикской учебке или еще, максимум, паре-тройке мест на земном шаре), они, при всем неуважении к их кровавому послужному списку, не имеют. Как бы там кому-то не хотелось и, возможно, не льстило самому Ровшану, возлагать на него вину за смерть Хасана нет никаких оснований. Тем, кто в детстве читал кое-что, кроме «Москвы бандитской», очевидно, что и Японца, и Хасана ликвидировали совсем другие силы, что, однако, не помешало заинтересованным кругам голословно «повесить» их на Таро Ониани, Мераба, Ровшана и Джемо.

Самый верный путь к разрешению любого конфликта – это устранение его участников. Положенное жертвоприношение на алтарь мира. Если не поголовно всех, то хотя бы самых неудобных…

Ваш отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *