Взятка в $65 млн для человека, очень похожего на Татьяну Голикову

Детолюб Шпигель отомстил земляку Вигодману за пилюли «копаксон»…

О том, что дача взяток даже в странах третьего мира может самым худшим образом отразиться на бизнесе в Америке, на личном примере смог убедиться менеджмент компании «Вымпелком». За подкуп дочери покойного президента Узбекистана Гульнары Каримовой этой корпорации пришлось заплатить в США без малого $800 млн. Сейчас в очень похожей ситуации оказалась израильская фармацевтическая компания Teva и ее российская «дочка». Минюст США присудил обоим структурам штрафы в общей сложности на $520 млн — за взятки, которые давались чиновникам в России, Украине и Мексике.

Бизнесом Teva управляет израильтянин Эрез Вигодман. Во главе Teva Russia стоят генеральный директор Анна Ярвиц и вице-презилент Денис Богомолов. Ранее эта компания проявляла активность в РФ, связанную с реализацией проекта «Семь нозологий», активно лоббировавшегося предыдущим главой Минздрава Татьяной Голиковой. В деятельности госпожи Голиковой, благодаря личным деловым интересам получившей клику «мадам Арбидол», ряд экспертов видели коррупционную составляющую.

«Teva и ее дочерние предприятия выплатили миллионы долларов в качестве взяток правительственным должностным лицам в различных странах и намеренно не ввели систему внутреннего контроля, которая помогла бы избежать взяточничества, — цитирует представителя Минюста США РБК. — Компании, которые конкурируют справедливо, этично и честно, заслуживают равных условий, и мы продолжим преследовать тех, кто не следует этим целям».

Согласно данным министерства, Teva и Teva Russia дали взятки высокопоставленному российскому правительственному чиновнику. Так они намеревались повлиять на госслужащего, чтобы тот использовал свою власть для поднятия продаж лекарства компании в рамках ежегодного аукциона, который проводил российский Минздрав. В результате этого израильская компания, по данным американского ведомства, заработала $200 млн, а российский чиновник получил откат в размере около $65 млн.

На Украине, согласно данным Минюста США, Teva коррумпировала высокопоставленное должностное лицо в Министерстве здравоохранения (на данный момент обязанности министра исполняет уроженка Детройта Ульяна Надежда Супрун, одна из последних представителей первого состава кабмина Петра Порошенко). Подкупленный чиновник должен был повлиять на украинское правительство, чтобы оно утвердило регистрацию лекарств компании для ее работы на украинском рынке. С 2001 по 2011 год (Минздравом Украины тогда руководили Илья Емец и Александр Анищенко) Teva привлекла данного чиновника в качестве своего «регистрационного консультанта», платила ему ежемесячную зарплату, оплачивала поездки и другие расходы, сумма которых составила в результате примерно $200 тыс.

В Мексике, утверждает американское министерство, Teva платила врачам в государственных медицинских учреждениях, чтобы те прописывали пациентам лекарство компании.

Кроме того, Комиссия по ценным бумагам и рынкам достигла внесудебного соглашения, по которому Teva и Teva Russia выплатят еще $236 млн штрафа за незаконную прибыль с процентами. В целом выплаты израильской компании составят около $520 млн.

Teva по результатам десяти месяцев 2016 года входит в десятку крупнейших производителей лекарств в России с долей аптечных продаж около 3%. С 2014 года работает собственный завод в Ярославской области. Продажи Teva в России по итогам 2015 года выросли до 29,1 млрд рублей.

Имя коррумпированного российского чиновника при этом официально не называется. Нынешняя министр здравоохранения Вероника Скворцова, продемонстрировала полнейшее неведение, попросив американских партнеров назвать имена подозреваемых.

 

 24 12 16 moz 02

Борис Шпигель

 

Намного легче определить заказчиков атаки на Teva, которая после ухода Голиковой из Минздрава и прихода туда Скворцовой была развернута в России. Главный из противников бизнеса Эреза Вигодмана — еще один гражданин Израиля, бывший российский сенатор Борис Шпигель. Его концерн «Биотэк» выступал посредником при продаже на российском рынке продукции Teva, в частности, препарата «копаксон». Когда израильские фармацевты попытались самостоятельно выйти на российский рынок, юристы политического посредника Шпигеля подали в Верховный суд РФ иск с требованием признать Teva нарушителем российского антимонопольного законодательства и выплатить ему 408 млн рублей «упущенной выгоды».

В 2013 году, когда Teva решила продавать препарат в России без навязанного ей «единственного поставщика», сотрудники Шпигеля объявили, что холдинг Вигодмана лишил «Биотэк» возможности «конкурировать» на рынке и потребовали закрыть доступ к государственным тендерам на закупку «копаксона». Жалоба была направлена в главе Федеральной антимонопольной службы России (ФАС) Игорю Артемьеву — и, вопреки здравому смыслу, признана справедливой.

Артемьев, в отличие от коллег в ЕС и США, не принял во внимание тот очевидный факт, что монопольное положение «Тевы» влечет за собой снижение, а не повышение цен для российских больных.

Юристы Teva полтора года пытались оспорить решение ФАС, доказывая, что никакой конкуренции «Биотэк» им создать не мог, а для российского бюджета куда дешевле закупать препарат непосредственно у производителя. Все оказалось напрасно: в начале декабря прошлого года Верховный суд признал постановление ФАС законным и справедливым, обязав Teva выплатить посреднику всю сумму «упущенной выгоды» в размере по курсу того времени около $6 млн. Столько «Биотэк», по расчетам Шпигеля, заработал бы на «копаксоне», если бы остался его единственным поставщиком в России. Кассационный суд  счел подобный метод оценки «упущенной выгоды» неправомерным и в иске отказал, но судебная коллегия по экономическим спорам Верховного cуда РФ полностью удовлетворила претензии «Биотэка».

Кстати, «Биотэк» и сам может быть фигурантом иска  Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC) к одному из крупнейших в мире производителей инсулина Eli Lilly & Co. Из иска следует, что компания в 1990-2000-е гг. систематически нарушала в России закон о запрете на подкуп иностранцев (Foreign Corrupt Practices Act, FCPA).

Заключая контракт с государственным органом или дистрибутором, российская «дочка» американской компании Lilly-Vostok одновременно подписывала договор на оказание разнообразных услуг со «сторонней фирмой», которую выбирал покупатель, установила SEC. Обычно такая фирма была зарегистрирована за рубежом, счета имела тоже за рубежом — на них поступала фиксированная плата или процент с контракта. С такими фирмами заключались договоры на оказание маркетинговых услуг, на быструю доставку и прочие формальные услуги — шаблоны таких контрактов  Lilly-Vostok брала из специально созданной ею для этого базы. Деньги получала сторонняя фирма, а услуги реально оказывал дистрибутор или сама Lilly-Vostok. Причем истинный смысл этих документов для сотрудников компании не был секретом. «Стандартное маркетинговое соглашение подразумевает, что поставщик оказывает нам одну-единственную услугу — по поставке контракта», — пошутил один из них в электронной переписке. «Если оказываются реальные услуги, маркетинговое соглашение составлено ненадлежащим образом», — пошутил другой. За 1994-2004 гг. SEC насчитала у Lilly-Vostok 96 таких соглашений с 42 компаниями.

Самые крупные взятки, по данным SEC, платились Lilly-Vostok  через некоего российского дистрибутора, в котором газета «Ведомости»  опознала компанию «Биотэк». Ее собственник сейчас перестал быть сенатором, но сохранил почетное пятое место в бизнес-рейтинге «Геи в элите России». Если поверить в подлинность опубликованного в сети копии приговора Первомайского районного народного суда города Москвы, в 1982 году Борис Шпигель был осуждён за растление мальчиков.

Ваш отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *