Карлос Гон рассказал, почему японцы хотели его посадить

Бывший глава Renault-Nissan-Mitsubishi Карлос Гон 8 января, как и обещал, провел в Бейруте пресс-конференцию. Напомним, в ночь с 29 на 30 декабря Гон бежал из-под ареста в Японии и перебрался на частном самолете в Ливан.

Экс-топ-менеджер принципиально отказался раскрывать подробности своего побега, но поведал, почему решился на такой шаг. Он вновь заявил о своей невиновности и о сфальсифицированности дела против него.

По словам Гона, к его аресту привела «систематическая кампания горстки злорадных деятелей», в числе которых несколько руководителей Nissan и даже высокопоставленные члены правительства Японии. Карлос повторил, что сбежал не от правосудия, а «от несправедливости и политического преследования». Цитата: «Сбежать из Японии было сложнейшим решением из тех, которые я когда-либо принимал, Но факты, правда и справедливсть не имеют значения для этих людей. Единственный путь для меня добиться честного расследования — это сделать так, чтобы оно проводилось не в Японии».

Гон рассказал детали своего заключения. В тюрьме его определили в крошечную одиночную камеру без окна. В сутки разрешалось совершить одну прогулку на свежем воздухе длительностью 30 минут. Принимать душ позволялось два раза в неделю. В таких условиях он пробыл 130 дней — с момента ареста 19 ноября 2018 года до начала апреля 2019 года. После его выпустили под залог и отправили под домашний арест в свою квартиру в Токио. Но и здесь условия были не сахар — в новогодние каникулы ему шесть дней не дозволяли контактов с людьми и, кроме того, запрещали прием прописанных лекарств.

Во время допросов с Гоном обращались, цитата, «как с террористом». Цель, по его мнению, заключалась в том, чтобы сломить дух: «Я потратил предыдущие месяцы на допросах продолжительностью 8 часов в день, без допуска адвокатов. Прокуроры сказали мне: "Тебе будет хуже, если ты не признаешься. Если ты признаешься, это будет конец, а если нет — мы доберемся до твоей семьи". И это записано на диктофон».

Бывший глава Renault-Nissan-Mitsubishi добавил, что его семья, включая жену Кароль, стали объектом для нападок в СМИ — это организовали руководители Nissan. К слову, прокуратура Японии 7 января выписала ордер на арест жены Гона.

Доля обвинительных приговоров в Японии составляет 99,4%, в таких условиях нет шансов рассчитывать на честное следствие, добавил Гон. Адвокаты в Токио намекали ему, что может пройти не менее пяти лет, прежде чем начнется сам судебный процесс, а до того он будет находиться под арестом. Во время досудебных заседаний было ясно, что «прокурор был начальником», несмотря на присутствие трех уважаемых судей в зале.

Организовавших преследование руководителей Nissan Гон охарактеризовал как «недобросовестных, мелких и мстительных преступников». Карлос назвал имена трех руководителей Nissan, но не стал называть имена их сообщников в правительстве Японии. «Мой выбор стоял между тем, чтобы умереть или сбежать», — говорит бывший глава Renault-Nissan-Mitsubishi.

Гон выдвинул несколько версий относительно причин, по которым его бывшая компания сговорилась против него. Среди них — снижение рыночных показателей Nissan в 2017 и 2018 годах и гнев в Японии за то, что Renault при поддержке правительства Франции получила больше прав голоса в альянсе, чтобы более тесно связать три компании — Renault, Nissan и Mitsubishi.

После поглощения Mitsubishi Motors в конце 2016 года, в 2017 году Карлос отошел от оперативного управления в Nissan, то есть перестал быть главным исполнительным директором, но при этом остался председателем совета директоров. Пост исполнительного директора занял Хирото Саикава, но руководители все равно связывали ухудшение рыночных показателей Nissan с Гоном. Саикаву бывший глава альянса назвал одним из ключевых организаторов своего преследования.

«Руководители-японцы думали, что единственный способ избавиться от влияния Renault на Nissan — это избавиться от меня. — сказал Гон. — Они думали, что это даст им большую автономию в Nissan».

Бывший глава альянса говорит, что у него есть все доказательства и документы, подтверждающие его невиновность — никаких незаконных выплат ему на счет не поступало, все было задекларировано, а от налогов он не уходил.

Во время процесса японские СМИ обрисовали образ Гона как «холодного и жадного диктатора, который ненавидит Японию». Но сам Карлос возражает: «Мне нравится Япония, мне нравятся ее народ. Мои дети получили образование в Японии и я отказался оставлять Nissan». Гон напомнил, что отклонил в 2009 году предложение стать главой General Motors, хотя американцы ему предлагали вдвое более высокую оплату, чем в Nissan. «Капитан корабля не уходит, когда тот испытывает трудности», — говорит Гон, имея ввиду борьбу за улучшение показателей японской компании в те времена.

Гон также назвал невероятным, что не состоялось слияние Renault-Nissan-Mitsubishi с FCA (FIAT-Chrysler), поскольку он лично проводил переговоры, закладывая фундамент под него: «Альянс пропустил то, что нельзя было пропускать, это FIAT-Chrysler. Это невероятно, они в итоге сливаются с PSA. Как они могли упустить эту огромную возможность стать крупнейшим игроком в отрасли?».

Гон заключил свою пресс-конференцию замечанием о том, что его преследование серьезно подкосило позиции Renault-Nissan-Mitsubishi: «Снижение рыночной капитализации Nissan с момента моего ареста составило $10 млрд, Renault — 5 млрд евро. Единственными глобальными автопроизводителями, потерявшими свою капитализацию с момента произошедшего, стали Renault, Nissan и Mitsubishi. Какое совпадение».

Гон был арестован 19 ноября 2018 года следователями Токийской прокуратуры по подозрению в нарушении японского финансового законодательства. Утверждалось, что в течение пяти лет топ-менеджер получил в качестве вознаграждения от Nissan около 10 млрд иен (почти $89 млн). При этом он задекларировал для уплаты налогов примерно наполовину меньше.

Карлос Гон во время пресс-конференции в Бейруте 8 января 2020 года. Фото — CNN